Иерусалимский журнал, №11, 2002

Яков Хромченко

И САД В СНЕГУ, И ДАЛЬ В ЦВЕТУ

Иерусалимский журнал

Сладок свет,
и приятно для глаз видеть солнце.

Экклезиаст


*      *      *

И на последнем повороте,
В последний день, в прощальный час,
Расправить в яростном полёте
Крыло — увы, в последний раз,

Расправить и на миг поверить —
Чтоб сердце в стук, чтоб кровь в висок —
И вниз — к твоей открытой двери,
И снова вверх наискосок,

И, рассекая воздух синий,
Опять увидеть на лету
На желтых травах первый иней,
И сад в снегу, и даль в цвету.

1974 — 1999


КОРАЛЛОВОЕ ДЕРЕВО ЗАЦВЕТАЕТ

Ирочке

Обложат грозы в январе —
Вот и пойми, к какой поре!
(Люблю грозу в начале мая!)
Корявых веток пустота:
Поди сыграй весну с листа,
Зелёный шум не поднимая!

Зима открылась, как всегда:
Дождей и вёдра череда
(Дождей могло бы быть и боле),
А что поделаешь, как нет?
И травка поползла на свет,
И всё перепестрело поле.
Открыли зимние глаза
И медуница-бирюза,
И одуванчиков стихия.
Лишь убери с картины вон
Дороги пальмовый прогон —
Нет-нет, просветится Россия.

К весенней, зимней ли поре
Обложат грозы в январе.
Что делать — не в начале мая!
Ещё без листьев, но с листа
Корявых веток пустота
Кораллы красные вздымает.

1 июня 1998


*      *      *

Гуляют над степью весенние ветры,
В стекло ветровое стучат километры,
И сердце шалеет от этого стука:
Дорога, дорога, разлука, разлука.

И я не могу говорить не про это:
Пусть на день мы врозь, но бессмертия — нету!
Пусть на день — кто скажет, что это немного?
Разлука, разлука, дорога, дорога…

Бессмертие врозь вырождается в муку.
Как можно на миг отпустить твою руку?
Прощанье — не встреча, обет — не порука.
Дорога, дорога, разлука, разлука.

У вечного круга, черты, у предела,
Где жизнь не у дела и смерть не у дела,
От свежего ветра, от слёз, от порога —
Разлука, разлука, дорога, дорога.

25 мая 1999


*      *      *

Леоноре Черняховской
Всё, что тетрадь моя вместила,
Раскрыто на твоём столе.
Ах, кабы ты у нас гостила
На страстной, на Святой земле.
Тогда стихи, в разрыв разлуки,
Когда в бесточье провода,
Из рук моих — в твои бы руки.
Из сердца в сердце — навсегда.
24 августа 2000


*      *      *

Как небо вдруг осизовело!
Порыв мгновенный прошумел.
Глядишь — к дождю как будто дело,
А дождь завис — и онемел.

Он не пройдёт и стороною,
Но я почти поверил, ждя,
Забыв закон, что время зноя —
Запрет для летнего дождя.

12 ноября 2000


ОПЯТЬ ХАМСИН

Но всходит утра щит зелёный,
Семь дней в засаде переждя,
И вновь хамсина меч каленый
Ломается о пыль дождя!

2 мая 1998

Опять ветра несут песок и пыль,
Увы — не снег: здесь не бывает снега.
Четвёртый день хамсинного набега —
Привет весенний, мартовская быль.

Привет весенний, что стучит в висок,
Наждачит горло, стискивает сердце,
Четвёртый день раскрыта настежь дверца,
Духовки, где с утра калят песок.

Я думал, что, в засаде переждя,
Вот-вот взойдёт опять мой щит зелёный,
И грянет гром, и вечер воспалённый
Остудит мощь вселенского дождя.

Духовка — сжаты обручем виски —
Не день, а дни раскрыта настежь дверца,
Не день, а дни мне стискивают сердце
И жгут глаза наждачные пески.
Накрыть бы дверцы ледяным шатром,
И может, приоткроются зеницы,
И может быть, блеснут вдали зарницы,
И может быть, меня услышит гром.

4 декабря 2000


ПЕРЕД ОСЕНЬЮ

С ветрами желтыми не споря,
Чуть пригасив хамсинный зной,
На отдыхе смирилось море
Всей голубиной глубиной.

Смягчив на время нрав солёный,
Оно разлило за собой
Над отмелями — цвет зелёный,
Над глубиною — голубой.

А дни осенние сверстали —
Пока ещё не до конца —
И быстрый блеск дамасской стали,
И тяжесть тусклую свинца.
5 декабря 2000


*      *      *

Зима не повернулась к лету,
Пора дождей и трав пора.
И в ясный день по первоцвету
Январских бабочек игра.

Петлистый путь не понимая,
Круженье тонких крыл поймай:
Капустница летит из мая,
Крапивница влетает в май.

Вперёд, назад, тихонько, споро,
Откуда и куда-нибудь,
И маки красным светофором
Пускают на зелёный путь.

А там, в тот час того же года,
Неслышно век сменяет век:
Зима, январская погода,
И бабочками кружит снег.

15 января 2001


*      *      *

А у цветочной полосы,
Весь день от восхищенья немы,
Головки клонят хризантемы
От гиацинтовой красы.

Не знает свита короля,
Что ей дана иная доля:
Горит от поля и до поля
Весенним золотом земля.

28 января 2001


*      *      *

Как будто света именины:
За слякотью — зимы разбег.
Сугроб, тропинка, две рябины,
Шагнувшие в январский снег.

Пора крепчать, пора за дело.
Сменив промокший караул,
Январь с утра морозцем белым
Рябину красную лизнул.

Оконце кружевом застыло,
И я, проснувшись, не пойму —
То ль всё во сне морозном было,
То ль семь десятков лет тому.

То ль нынче света именины:
За слякотью — зимы разбег,
Сугроб, тропинка, две рябины,
Шагнувшие в январский снег.

23 января 2001



Новости   |    О нас   |    Имена   |    Интервью   |    Музей   |    Журнал   |    Библиотека   |    Альбом   |    Поддержите нас   |    Контакты