Ителла Мастбаум

Иерусалимская Антология

Критика

Мастер и ее материал

Аркадий Красильщиков

Гостеприимный дом на улице Гилель в Иерусалиме принял на этот раз выставку живописи замечательного художника Ителлы Мастбаум. Вернисаж прошел успешно, восемь картин ушли украшением разных домов в Израиле. И это замечательно, просто потому, что приобретенная картина, как правило, не прячется в тени, сразу же попадает на видное место и радует обладателя именно той радостью, которую он обнаружил в том или ином полотне.
 Мне нравятся работы Мастбаум. И меня они радуют в моем доме. Прежде всего, удивительным отношением к материалу, будь-то плоть человеческая, предметы натюрморта или детали пейзажа. И еще цельностью замысла и тайным преображением всего, к чему прикасается кисть художника.

Все, что видит Мастбаум, кажется ей тайной, предметом зашифрованным, прячущим свою суть где-то в трещинах керамики, в зарослях кустов, в лицах людей….

Собственно, в способности раскрыть скрытую душу человека, пейзажа или предмета и заключено мастерство настоящего художника.

Отсюда еще одна  особенность полотен Ителлы. Работы эти провоцируют тебя самого на попытку найти в них свой, собственный смысл, только тебе принадлежащую историю, о которой не смог догадаться автор. Провокация, зов к сотворчеству – это именно то, что отличает подлинного мастера от подмастерья. Не к расслабленному созерцанию зовут полотна Ителлы, а к творческой работе, к попытке найти способ наполнить своими красками, своим смыслом увиденное. Все это, повторю, кроется в особом отношении художника к материалу.

Я не раз писал о графических работах Мастбаум, но на этот раз обнаружил именно эту особенность в ее работах. Будто из потрескавшейся от древности керамики сделан акварельный портрет Цфата, словно из материала особой нежности слеплено лицо и фигура беременной женщины, красками, в которых заключены мужество, воля и талант написан портрет Ани Ахшарумовой. И какая странная, сказочная партия на нем изображена.

И вот еще о чем хотелось бы сказать. Художники из России создают особый, только свой образ Израиля. Образ открытия, осмысления, любви, наконец. Смею думать, что неплохо знаю уставшую, равнодушную живопись местных талантов, когда за штампованной абстракцией не скрывается ничего, кроме желания стать модным и хорошо оплаченным профессионалом.

Живописцы из России и СНГ и здесь в выигрыше, так как не суетятся на ярмарке тщеславия, не рвутся в местные музеи, заполненные сомнительными «шедеврами», а свободно и свежо переносят на холст и  бумагу новый для них мир. Большая часть лучших наших художников немолоды, но именно в этом, вернее всего, кроется секрет их энергии и свежести в работах.

Вот и полотна  Мастбаум написаны с такой «жадностью», с такой страстью и такой самоотдачей, что кажется, будто у художника  впереди бесчисленные, новые открытия красоты того удивительного, солнечного и древнего мира, который нас окружает. Именно это и хочется пожелать Ителле – мастеру крепкой, талантливой руки и замечательной фантазии.

Декабрь 2007