Jerusalem Anthologia
Names
Игаль Городецкий
Иерусалимский журнал


Избранное


Statistic




Jewish TOP 20


ПОСЛЕДНИЙ КРИК

Радиостанции РЭКА

— Доброе утро, дорогие друзья! Сейчас семь часов утра. Погода... э... как мне подсказывают товарищи, прекрасная, курс доллара на житомирской бирже упал на пять процентов. Так что у вас, дорогие радиослушатели, есть все основания для оптимизма. Мы понимаем, что все вы спешите на работу (у кого она есть — ха-ха-ха!), к станкам, так сказать, поэтому перед выпуском новостей мы предлагаем вам послушать песню в исполнении ансамбля "Гой — добрый молодец".

...Израильское время семь часов десять минут. Мне тут подсказали коллеги, что это была песня пенсий, простите, песня пенсионеров в исполнении ансамбля пенсионного фонда "Где твой битуах, Хаим?". Итак, если вы еще не позавтракали, то мы познакомим вас со сводкой последних известий. У микрофона Джонни Бен-Авраам.

— Здравствуйте, э... дорогие...

— Простите, Джонни, я вынужден вас передать. Сейчас мы должны перебить коммерческую рекламу.
Оле! Последней моды крик -
Читать журнал наш новый "Шик.
Будь ты еврей иль даже гой,
Тебе заменит он "Плейбой"!
— Мне тут товарищи опять подсказывают, что нужно извиниться перед вами, Джонни…

— Да, э... так о чем это я?..

— Дорогой Джонни, вы еще ничего не сказали плохого, барух ха-Шем (ха-ха-ха!), но нас уже ожидает на линии первый радиослушатель со своим, так сказать, наболевшим. Алло, вы нас слышите? Алло, ми мафриа шам? Нет, здесь не массажный кабинет. Ред ми кав, маньяк! Нет, нет, это я не вам...

— Алло? Говорит персональный пенсионер из города-героя Сороки. Я бы хотел войти в Кнесет с...

— Все понятно. На ваш вопрос отвечает наш консультант Ахарон Ахарони.

— Э... так ви берете кав...

— Автобус, дорогой Ахарон.

— Да, отобус миспар тэша и едете с ним до тахана — это такая остановка. Там ви увидите такой большой дом — так это-таки да — то, что вам надо. Ви зараз слазите и подходите к такому еврею в форме — шотер называется. Так ви его не бойтесь, он вас пустит... э... а может, не пустит...

— Простите, уважаемый консультант, у нас на проводе висит новый радиослушатель. Алло?

— Ой, это я? Ой, я уже в эфире?

— Да, вас слушает вся страна!

— Ой, я стесняюсь... Понимаете, сын пришел из школы и спрашивает: "Мамочка, что такое "бен шармута"?" Это, говорит, меня детки в классе так зовут. А я и не знаю, мы в ульпане такого не проходили.

— Спасибо за внимание. Вашу проблему разрешит наш старший консультант профессор Псковской.

— Вы задали очень интересный вопрос. Но сначала я хотел спросить, как ваша фамилия? А, Шварцман? Так я и знал! Видите ли, уроженцам нашей маленькой, но солнечной страны трудно выговорить такую... э... сложную фамилию, и они ее, так сказать, ивриизировали. "Бен" — это сын на нашем древнем и прекрасном языке. Так что получается "сын Шварцмана".

— Спасибо вам большое! А я уж думала...

— Минуточку, возможно, это производное от французского "шарм" — обаяние. Ваш сын, наверно, очень обаятельный?

— Да, вы знаете, такой умный мальчик. Вчера, дай ему Бог здоровья, скушал все куриные горлышки, которые я приготовила на неделю для всей семьи. Огромное вам спасибо, вы так много всего знаете...

— М-м-да... мы, ватики... Кше ану бану... никаких, понимаете, РЭК-шмек — ничего не было. Палатки, понимаете, пустыня... Как сейчас помню: арабы слева, арабы справа, сзади Дизенгоф, а отступать некуда... А вы тут, понимаете, требуете... Подавай им! Вилла — "вольво"!

— Подождите, дорогой консультант, вы на кого тут намекаете? Это у кого вилла — "вольво"?

— А кто купил "мазду"-стейшен цева металик? У меня, ватика, понимаешь, "мерседес" сорок восьмого года, а ты... Ата йодеа ми ата бихлаль?! Эфес ата!!!

— Простите, уважаемые радиослушатели, у нас тут завязалась маленькая дискуссия по сложному вопросу ивритской грамматики, а ведь нас уже давно ожидает Джонни. Пожалуйста, Джонни!

— Э... на последней странице... э... газеты... э...

— Минуту, Джонни, мне приходится вас опять прервать. Подошло время коммерческой рекламы!
Оле! Последней моды крик -
Читать журнал наш новый "Шик"...

© Игаль Городецкий