Иерусалимский журнал, № 8, 2001

Наум Басовский

ПЕРЕЛОЖЕНИЯ ИЗ КНИГИ ИСАЙИ

Иерусалимский журнал, № 8, 2001

ГЛАВА 1

Когда Иудея прославилась отступничеством и ложью,
когда правили ею Озия, Иоафам и Ахаз,
мне, Исайе, Амосову сыну, было видение Божье;
без боязни и умолчания о том возвещу сейчас.
Я обращусь к земле, к горам обращусь и к водам:
слышите — голос Господень пронзает небесную высь?

"Я взрастил сыновей, сделал особым народом,
они же Меня отвергли, против Меня поднялись.
Вол хозяина знает, и мулу не всё едино,
в какие ясли вернуться — хозяйские лучше всего;
а народ Израиля забыл своего Господина
и мнит о себе в гордыне: мол, обойдусь без Него".

О народ нечестивый, тёмное племя злодеев,
грешники без закона, погибельные сыны!
В смрадных струпьях и ранах лежит, в жару холодея,
как в лихорадке жестокой, — вот облик нашей страны.
Нет здорового места от темени до подошвы,
в язвах её затылок и сердце исчахло в ней.
Её излечить не в силах ни знахарь, ни лекарь дошлый,
не успокоят повязки и не смягчит елей.

Чем донять тебя, о народ, погрязший в грехе упорном?
Земля твоя опустела, города сожжены,
съедают чужие люди твоим добытое потом,
и жену отнимает у каждого возжелавший его жены.
Стоит Сион одиноко, как осаждённый город,
как шатёр в винограднике, как в огороде шалаш,
и мы давно бы погибли, словно Содом с Гоморрой,
если б не охранил нас Господь милосердный наш.
Слушайте слово Господне, о владыки Содома,
внемли закону Божьему, о Гоморрский народ!

Господь говорит:

"Не нужны Мне дары из этого дома,
и петь молитвы не должен хулу исторгавший рот.
Я пресыщен сожженьем овнов, скотов, откормленных туком,
Я более не желаю жертвенной крови тельцов.
К чему Мне ваши молебны, если сердце для веры потухло,
о грешники, позабывшие Бога своих отцов?!
К чему Мне ваши молебны? В них дух подневольной работы!
Кто вас неволит нехотя в Мои приходить дворы?
Мне ненавистны ваши новомесячья и субботы,
и праздное ваше веселье, и тучные ваши пиры.

Вы множите ваши молитвы — Мой слух их слышать не хочет,
тёмное племя злодеев, погибельные сыны!
Вы простираете руки — Я закрываю очи,
ибо ваши ладони невинной крови полны.
Омойтесь же и очиститесь, помыслы ваши исправьте;
деяния ваши злые — их видеть невмоготу —
от глаз Моих удалите, прильните к добру и правде,
вдову от бед защитите, вступитесь за сироту!

Придите тогда, и рассудим — Я гнева помнить не стану,
увидев, что в помыслах ваших просторно и не черно;
и ежели души были от многих грехов багряны,
станут они белоснежны, словно ягнёнка руно.
Вас призываю: приблизьтесь; пусть будут сердца ваши полны
огнём добра и заботой о том, чтоб он не погас.
Если же отречётесь, в своих заблужденьях упорны,
Моё разящее слово, как меч, покарает вас.

Ты прежде была знаменита, израильская столица,
правдою и законом, — утрачено это давно:
жадностью и пороком владык помечены лица,
серебро твоё стало изгарью и прокисло твоё вино.
Одни законопреступники правят нынче народом —
они сообщники воров, свет Божий им застит мзда,
они не спасают вдов, не помогают сиротам.
Но близок день Моей мести — о, как Я утешусь тогда!

А после возьму руками страну и её столицу
и, как в кипящей щёлочи, счищу грязи кору,
и свинцовое с оловянным навсегда удалится,
чтобы снова, народ Мой, сиять твоему серебру.

Я снова пришлю вам судей;
им, честным и умудрённым,
Я дам уменье и знанье, чтобы спасти страну:
люди спасутся правдой, Сион спасётся законом,
а тех, кто будет упорствовать, погибелью прокляну.
Ждёт их кара за мерзкие, кумирные их дубравы,
где идолы холодеют, и за распутства сады;
и станут продолжающие вкушать от этой отравы,
как дуб с опавшими листьями и как сад без воды.

И станет зловредной искрой любое грешное дело,
а его исполнитель — отрепьем в горючей смоле,
и достаточно будет искры, чтобы она пролетела, –
и страшное это пламя не погасит никто на земле!"


ГЛАВА 5

1.

Божьих промыслов людям не счесть,
удивительных и неоглядных.
Воспою я Всевышнему песнь
про любимый Его виноградник.
Не жалея возвышенных сил,
под сияньем лазури и сини
наш Господь виноградник разбил
на утучненной горной вершине.

Он очистил надел от камней,
насадил в нём отборные лозы,
и оградой обнёс, и за ней
пели птицы, звенели стрекозы.
И давило в саду прикопал,
чтоб вино создавалось на свете.
Сладких гроздьев Господь ожидал —
в диких ягодах выросли плети.

И тогда среди белого дня
Он промолвил в тоске и досаде:
— Рассудите, о люди, Меня
с виноградником:
Я ли не ради
добрых гроздьев в заботах о нём
не скупился на воду и туки;
почему ж вместо ягод с огнём
скудокислые просятся в руки?

Расскажу вам, что станется с ним:
облака обойдут его краем;
он простелется, жаждой томим
и чужою ногой попираем.
И ни вскапывать, ни обрезать
виноградник не стану отныне;
зарастёт он волчцами опять
или станет подобен пустыне.

Эта песнь, эта притча о том,
что и словом обычным рекомо:
виноградник — Израилев дом,
а растения — жители дома.
Дал Господь иудеям закон,
правосудье и поприще веры,
но нашёл в винограднике Он
беззаконье и злобу без меры...



2

Горе вам, прибавляющим к дому чужие дома!
Горе вам, прибавляющим к полю чужие поля!
Почему вы решили, что вам вся страна отдана
и что только для вас предназначена эта земля?

И сказал мне Господь: наказанье исполнится пусть,
ибо слово Моё позабыто и попрано тут.
Каждый дом, что захвачен, навеки останется пуст,
и колючими тернами эти поля зарастут.

И владельцу земли ни себя прокормить, ни рабов,
и без пользы своей он отдаст на посев семена,
ибо хлебный надел не вернёт и десятка хлебов,
виноградник сухой не подарит и меры вина.

Горе тем, кто досуги проводит в веселье одном,
в разухабистых плясках под цитру, свирель и тимпан!
Горе тем, кто себя каждый день ублажает вином,
кто с утра неразумен, а в полдень и вечером пьян!

Всё пируете вы и не мыслите в том перемен,
равнодушия к Богу и к слову Его не тая.
А за это народу изгнание будет и плен,
и познают мучения голода даже князья.

А за это без меры раскроется пасть под землей,
их богатство и славу навеки поглотит она,
да и сами они неразумной и шумной толпой
в ту геенну сойдут, и окончатся их времена.

И поникнут мужи, ибо им приоткроется высь,
на которой Господь совершает Свой праведный суд,
и овечьи отары без пастырей будут пастись,
и в остатках застольных скитальцы питанье найдут.

Горе тем, кто своим недоверьем смущает умы,
кто себя, как осла, запрягает в грехи, говоря:
"Пусть Он сделает дело Своё, чтобы видели мы,
а иначе законы и все наставления — зря!"

Горе тем, кто умышленно зло называет добром
или чёрное — белым и сладкой — полынь в борозде!
Горе тем, кто в гордыне считает себя мудрецом
и единственно правым себя полагает везде.

Горе тем, кто воитель в сражении с мерой вина,
кто заботой одной озабочен: когда поднесут? –
тем, чья совесть оглохла, кого не снедает вина
за мздоимство и жадность, за злой и неправедный суд.

Как огонь пожирает солому на летнем ветру
и как сено в жестокой грозе выгорает дотла,
ветви вашего рода окажутся пищей костру,
ибо воля Господня погублена вами была.

Возгорясь, как огонь, гнев Господень на землю падёт,
на дома и на храмы, селения и города,
и на улицах трупы останутся, словно помёт,
содрогнутся вершины и в речке застынет вода.

И подымет Он руку к народам, живущим вдали,
и отметит Он знаменьем самый далёкий народ,
прозябающий где-то у самого края земли, —
и придёт в Иудею легко и стремительно тот.

И никто не устанет, никто не уснёт по пути,
и ремень не порвётся, и меч сохранит остроту;
он добычею сделает всё, что сумеет найти,
и копыта коней будут огнь высекать на лету
.

Будет бешеный рёв, от которого сходят с ума,
будто движется войско на злых разъяренных быках,
и узнаете вы, что грядущее — горе и тьма,
ибо сморщится небо и кончится свет в облаках!


ГЛАВА 6

В год смерти Озии мне снился чертог,
прекрасный непредставимо,
и там сидел на престоле Бог,
вокруг Него — серафимы,
и каждый был о шести крылах,
этим вселяя страх.

Крыльев радужное кольцо
переливалось в чертоге:
каждый двумя прикрывал лицо,
другими двумя — ноги,
а на ещё одной паре крыл
вокруг престола парил.

И все они восклицали: свят,
свят наш Господь великий!
Дрожали створы тяжёлых врат
ответом на эти клики,
и заполняли просторный храм
курения и фимиам.

И возопил я: — О жизнь — тщета!
Мне жить осталось немного,
ибо нечисты мои уста,
а я лицезрею Бога!
И серафим услыхал меня
и уголь взял из огня.

Он углем коснулся губ моих,
посланник этот Господень,
и молвил:
— Вот, я коснулся их,
и ты от греха свободен.
Внимай же тому, что услышишь тут:
близится Божий суд!

Застыл я среди шестикрылых сих,
и голос, ушедший к своду,
спросил:
— Сказать о веленьях Моих
кого Я пошлю к народу?
И тут перед Ним преклонился я:
— Боже, пошли меня!

И Он повелел:
— Иди и скажи
забывшим о добром деле,
погрязшим во мздоимстве и лжи,
чьи души от зла огрубели:
они, когда совершится суд,
услышат, но не поймут.

Неотвратимость Судного дня
не тронет глаза их и уши,
и не попросят они Меня,
чтоб Я исцелил их души,
и будет кары Моей поток
страшен, буен, глубок!

— Боже, надолго ли кара та? –
я осмелился молвить слово.
— Доколе не станет земля пуста, –
Он мне отвечал сурово, –
доколе не будет людей нигде
на суше и на воде.

Срубили дуб;
но, глубоки,
корни ждут в земле не напрасно:
поднимутся к небу его ростки
очищенно и прекрасно.
И так же поднимется Мой народ:
святое семя — взойдёт.


ГЛАВА 11

По воле, идущей с Господних высот,
от корня Ишая побег прорастёт,
и в этом ростке — дух Господень, –
совета, премудрости, разума дух;
он будет судить не на взгляд и на слух,
и тем будет Богу угоден.

Положит судить он страдальцев дела
по правде, какой бы она ни была,
по мудрости слов справедливых.
Богатым и бедным единый закон
дарует от Божьего имени он
и этим сразит нечестивых.

Ягнёнок и волк будут вместе лежать,
козлёнок от барса не станет бежать,
телёнок и лев будут рядом,
и малый ребёнок их будет водить:
научатся есть и научатся пить
единым доверчивым стадом.

Корова с медведицей будут пастись,
детёныши — рядом скакать и нестись,
играя у общего дома.
Не будет опасной игра детворы
у самого края змеиной норы,
и льву будет пищей солома.

Никто никому не захочет вреда;
как моря объём наполняет вода,
так землю наполнит навеки
всеведенье Божье и Божий закон,
и к корню Ишаеву с разных сторон
язычники хлынут, как реки.

И снова Он руку протянет Свою
к остатку народа, чтоб вспомнил семью
отдельного с Богом союза,
чтоб те, кто в Египте, услышали зов,
и жители Патроса и островов,
и кто у Ассура и Хуса.

И снова изгнанников Бог соберёт
в единый Израиль — единый народ
в Свой дом призовёт отовсюду.
От Бога почувствовав общую нить,
Иуда Ефрема не станет теснить,
Ефрем не обидит Иуду.

Единый к язычникам явится Бог.
Рукою на Запад, рукой на Восток
укажет Господь миротворно,
и будет им знамя — Господень закон;
Эдом, и Моав, и Ассур, и Аммон
пред Ним преклонятся покорно.

В Ассуре река станет мелкой, как брод,
и на семь ручьев её Бог разобьёт,
чтоб стала удобной дорога,
как та, по которой мы шли без цепей,
когда из Египта нас вёл Моисей,
узнав повеление Бога.


ГЛАВА 40

— Утешьте народ мой, утешьте, — Господь с небес говорит.
— Скажите Иерусалиму, что счёт прегрешений закрыт:
двукратно уже и трёхкратно узнал наказание он,
и кару безропотно принял, и благостью Божьей прощён.

И катится зов: по пустыне ровняйте Господу путь!
Пусть снизятся горы с холмами, а долы поднимутся пусть.
И явится слава Господня на перекрёстках земли,
и все народы услышат, что Божьи уста изрекли.

А всякий народ перед Богом выглядит в поле травой,
и люди, пока они живы, красивы, как цвет полевой.
Но вянут зелёные травы, и цвет осыпается с них,
и только Божье слово всегда остаётся в живых.

Так слушайте, люди Сиона, слушай, Иерусалим!
Как пастырь с отарой своею, Господь с народом своим:
и летом — в жару, и зимою, когда проливные дожди,
даёт пропитание овцам и носит ягнят на груди.

Кто пядью измерит небо и море — горстью своей?
Кто чашу к весам приладит, чтоб горы взвесить на ней?
И кто Божий дух измерит, который превыше всего, –
кто может советовать Богу и вразумлять Его?

Народы пред Господом — капли,
пылинки на Божьих весах;
решит Он — и целые земли взметает, как лёгкий прах.
И целые сонмы народов, чьи помыслы нечисты,
значат для Господа менее ничтожества и пустоты.
С кем же сравните вы Бога? На что достанет вам сил?
С идолом золочённым, которого мастер отлил?
С идолом деревянным, покрытым резьбой витой?
С идолом из базальта, страшным своей чернотой?

Но разве вы не знаете оснований земли
и о могуществе Бога слышать вы не могли?
Разве в самом начале не говорили вам:
не верьте истуканам, а верьте Божьим словам?

Он Тот, Кто восседает над кругом жизни земным;
бесчисленные народы — как саранча пред Ним.
Он Тот, Кто создал землю, над ней небеса распростёр,
над нами их раскинул, как для жилья шатёр.

Он Тот, Кто видит каждого и вблизи, и вдали,
Кто обращает в ничтожество князей и судей земли.
Мощно укоренился в земле их могучий ряд,
но стоит Всевышнему дунуть — они, как солома, горят.

— Кому же Меня уподобить? — нам Господь говорит. —
Глаза подымите к небу, и если ваш взор открыт,
подумайте: Кто создал его и всё, что живёт под ним?
Мощный силой,
Великий могуществом,
нигде ни с кем не сравним!

Как же твердишь ты, Израиль,
что брошен Богом твоим?
Разве тебе не сказали: Он в помыслах неисследим.
Разве тебе не сказали в самом начале времён:
Он ничего не забудет, никогда не устанет Он.

Он даёт утомлённым силу, отводит от них беду.
В долгой дороге и юноши спотыкаются на ходу.
А те, кто на Бога надеются, на самом длинном пути
ощутят за плечами крылья и сумеют дойти.

1991 — 2001 гг.



Новости   |    О нас   |    Имена   |    Интервью   |    Музей   |    Журнал   |    Библиотека   |    Альбом   |    Поддержите нас   |    Контакты