Иерусалимский журнал, №7, 2001

Эли Бар-Яалом

ПОКАЯННАЯ СЕРЕНАДА

Иерусалимский журнал

ЖИЗНЕОПИСАНИЕ

Я родился и до сих пор не вырос.
Телу не грозит, полагаю, вынос.
Переехал рано. Уже не сдвинусь.

Поиграл в учебу. Потом в работу.
Брал гитароглоткой дурную ноту.
Не имел покоя, бо ждал кого-то.

Склеив с половиной себя, стал целым.
Объяснял науки, рисуя мелом.
Научился серое делать белым.

Приобрел друзей, подобрел с собою.
Стал подозревать, что готовлюсь к бою.
Начал видеть сны, хвост держу трубою.

Ничего полезного не умея,
приглашен в Эдем, но на должность змея;
на работу эту роптать не смею.

Натолкав в карман векселей без даты,
паруса раздув на манер фрегата,
кто-то безмятежно плывет куда-то.

19 июня 1999


*      *      *

лохматую бороду намотав на рукав
поправляя нимб на лысом затылке
пожилой серафим тащится по облакам
поминутно прикладываясь к бутылке

с донжуаном столичным и дуэлянтом
он калякал в питере на перепутье
мрачному донкихоту с лицом россинанта
помогал добираться до самой сути

пятый пункт сомнительный свой прикрыв
полою хитона некогда белой
он не помнит даже как был шестикрыл
и ему был соперник Исайя Берлин
он уже не свяжет и пары строк
он торжественно катится по наклонной
и слепой как котенок пьяный как Блок
падает спотыкаясь о глаз циклона

и встает

6 февраля 1993



COMBINATORICA

…А вот тебе истинный секс, что по теории паросо-
четаний мы вытекаем из теоремы Холла
как следствие, или как жидкость жизни из фаллоса,
а, может быть, пена из банки от кока-колы
При этом не обязательно спать
а, скажем, чтобы ты перевела меня на русский язык
а потом я тебя и так далее пока не кончим
после чего навесим друг на друга ярлык
где написано, что ты беспутна и я порочен
И так до скончания лет разнообразить быт
великолепием глупостей и бравад

этому не быть

этого не миновать

16 мая 1991


ПОКАЯННАЯ СЕРЕНАДА

Я в последнее время перехожу на прозу...
Марианна Орлова (Ассиди)

Я в последнее время перехожу на приём.
На приёмчик нечестный: тот, который доступен
Только нам вдвоем, солнце мое, только нам вдвоем,
нам с тобою вдвоем, солнце мое, и чертенку в ступе.

Как мы умеем приказывать снам и львам,
городам и дорогам, лотерейным билетам -
так я низко пал, солнце мое, что велю словам
становиться в ряды, солнце мое, и хожу поэтом.

За стремление это - высокий дар колдовской
оскорблять применением в недостойных целях -
мне однажды влетит. И тогда нарушать покой
лишь тебе одной,
солнце мое,
и ветрам в ущельях.

21-22 февраля 2000


РИМ, УВИДЕННЫЙ ВО СНЕ - 2

...Если надоели гомон, гам и дым,
мы, как в старом фильме "Римские каникулы",
убежим от мира и поедем в Рим.

Э., сентябрь 1986, Лондон

Дом на Пьяцца дель Кто-то, Пьяцца дель Что-то, дель Где-то
ожидает по счету четырнадцатое лето
с той поры, как, в Лондоне (станция Тутинг Бек)
я во сне увидел Рим, Которого Нету
что ни год пройдет - опять я туда не еду:
приземленный, класса "земля-земля", человек,

класса "дом-работа", класса "жена-ребенок" -
я себя совсем не чувствую погребенным
(все пути ведут - не в иной ли Рим, что незрим?).
Да не в Риме дело, дело даже не в рифме -
до седьмого неба можно взлететь и в лифте,
Папа Римский - и тот собрался в Иерусалим.

Чтобы встретиться с папой, незачем рваться к трапу.
Я с рождения дочки в зеркале вижу папу.
Двойнику своему отвесив поклон земной
и с грехами простившись, я выхожу прогуляться:
в двух шагах - площадка. Детская. Чем не Пьяцца?

...Эй, прохожие! Подходите, смейтесь со мной.

9 марта 2000, Нижняя Галилея, автострада



ДВОЙСТВЕННОСТЬ

Алексею Свиридову

Любая страна на земле - добро,
а государство любое - скверна:
то, что народ понимает верно,
власть воплощает зло и хитро.

Хоть в анархисты иди. И я
шел бы, мечтая о вечном счастье,
если б не знал, что народ без власти -
как без террариума змея.

Двойственность, острая, как топор,
между сосудом и содержимым
нас поражает с древнейших пор
и применима к любым режимам.

23 августа 2000


*      *      *

Плач по десяткам ярких миров - тех, что исчезли вместе со мной.
По сотням неугасимых костров, навеки подернутых пеленой.
По мириадам древних волшебств, необратимо скрывшихся с глаз.
По миллиардам разумных существ, похожих - и непохожих на вас.
Я отступаю на задний план, преображаюсь в Почти Ничто.
Кто-то заменит меня. Туман уже порождает его. Но кто?
Тысячеликое божество со всемогущим ключом-мечом,
Не понимающее ничего, и не жалеющее ни о чем.

13 июля 1999


ЕДИНИЦЫ (ДОЛГИЙ СОНЕТ)

Алексею Егорову

Я, побывавший там, где вы не бывали…
Я говорю вам: жизнь все равно прекрасна!
Юрий Левитанский

Пером без чернил по бумаге, словно слепец Месроп,
напиши, и летопись будет для глаза любого безлика,
кроме тех единиц, что даже парашют читают меж строп,
обитателей мест с красивыми именами, скажем, "Треблинка",

кроме тех единиц, у которых, будь их миллион или шесть,
или то на другое помножить, всегда сохраняются лица;
из-за этого, собственно, имя не легион им, а единицы,
и они не бессчётны - скорее, их очень трудно не счесть:

тот, кто так говорит, не пытался, либо плохой арифметик.
Ему надо пройти стажировку, к примеру, у ангела смерти.
Задание первое: восстановить родовое древо из столбика дыма.

Задание следующее: понять, что случившееся - необходимо,
и кому, а, главное - для чего; а когда это станет ясно,
осознать, что жизнь,
для тех, у кого она есть,
в самом деле, прекрасна.

1 мая 2000 (27 нисана 5760)



Новости   |    О нас   |    Имена   |    Интервью   |    Музей   |    Журнал   |    Библиотека   |    Альбом   |    Поддержите нас   |    Контакты