Иерусалимская Антология
Иерусалимский журнал №39, 2011

Доротея Литвак

ГРАЖДАНИН ОБОИХ МИРОВ

11 июля 2011 года в 13 часов в терапевтическом отделении хайфской больницы «Рамбам» лечащий врач палаты № 3 сообщил родным больного Марка Азова, что тот мертв. И со стороны всё выглядело именно так: бездыханное тело восьмидесятишестилетнего Марка, всё еще подключенное к системам реанимации, лежало на больничной койке, а светящееся табло над его головой свидетельствовало, что давление упало до нуля и сердце остановилось.

– Можете подойти к больному, попрощаться…

Попрощаться? Марк Азов умер?! Шутите, господин доктор! Умер – это не про него, не про Марка! Прошедший войну до Берлина, повидавший жизнь и смерть, Марк Азов был гражданином двух миров – земного и запредельного, скрытого от глаз простых смертных. Он не пытался выдать себя ни за Творца, ни за равного Ему. Он был просто Автором.

Автор: По-вашему, автор не может быть творцом? Болеть за свои создания?

Творец: Как вы там болеете? Ваше создание не может элементарно простудиться, я уж не говорю отморозить себе что-нибудь, даже если хранить его в холодильнике вместо книжного шкафа. А у меня они живые. (Из рассказа Марка Азова «Она и Он».)

И еще одна цитата из того же рассказа:

Творец: И я вспомнил утро седьмого дня, когда вышел из шатра в Эдеме... Вспомнил, спохватился, побежал за ворота, догнал сына своего единственного Адама с женой его, изгнанных из сада, и подарил им мир, который шире и прекраснее любо рая.


Комментарии