Иерусалимская Антология
Иерусалимский журнал №38, 2011

Евгений Минин

ПОКА НА РЕЛЬСЫ ПАДАЮТ ДРУГИЕ

ИЗБАВЛЯТЕЛЬНОЕ

Факты отделяю от эмоций,
Тексты избавляю от длиннот.
Марк Вейцман

Этот мир, конечно, иллюзорен.
Чтобы он не скис и не протух,
Отделяю плевелы от зёрен,
А котлеты от жужжащих мух.
Чищу строки там, где неказисто,
Отделяя истину от врак.
Только от зануды-пародиста
Не могу избавиться никак.


ВОЕННОЕ

В атаке, в бою, на бегу
еврей себя горько ругает:
еврей, когда страшен врагу,
его это тоже пугает.
Игорь Губерман

Еврей, я скажу без прикрас,
в атаку бесстрашно шагает,
поскольку супруги у нас
такие, что враг не пугает.


ЭКОНОМНОЕ

ресниц не красила губы только носила чёлку
за детскими вещами ходила на барахолку
а перед комиссионкой безопасной их бритвой брила
из костей холодец варила о поэзии говорила
Ирина Рувинская

в комиссионку безопасную я отдавала шубы
ресниц не красила на лице носила лишь губы
а когда уже кризис пришёл и совсем времена крутые
тут я начала всё экономить и точки и запятые


ВОПРОСИТЕЛЬНОЕ

И тогда воцарится у вас благодать,
Лев с ягнёнком возлягут в канаву,
Где звучит чудотворное «ё-твою-ать»
Тишине и покою во славу!
Михаил Польский

И о мире ещё вам скажу наконец:
Мне до лампочки все кривотолки.
Напоить вдрабадан и волков, и овец, –  
Будут в мире и овцы, и волки.
Водкой можно любые проблемы решать,
Если каждый бы выпил по сотке.
И тогда б воцарилась кругом благодать,
Только где отыскать столько водки?!


ВЁСЕЛЬНОЕ

О Моне Лизе зная понаслышке
С чужих и неприличных даже слов,
С младых ногтей любили мы, мальчишки,
Одну простую девушку с веслом.
Дмитрий Кимельфельд

Признаюсь сразу – не полезу в дебри,
Не возбуждал меня и рыбный лов.
Я с детства грезил только лишь о гребле,
Влюбившись в эту девушку с веслом.
И кто я нынче – властелин ли, раб ли,
Но знаю: мне бы круче повезло,
Когда б деваха та держала грабли,
Что жизни учат больше, чем весло.


КОРОЧЕЕ

Конгресс, король, пальба за сценой,
изображает кисея
осенний дождь над тихой Сеной,
короче, дальние края…
Даниэль Клугер

Баллада, замок, дон да донна,
раввин, корсар и лицедей,
Толедо, берег Ашкелона,
всегда несчастный иудей,
Волынь, казаки, Божья кара,
крещенье, абордаж, дуэль,
печальный взгляд, усы, гитара,
короче – Клугер Даниэль.


КОНСТАНТНОЕ

Я поколение настиг
в бензиновом чаду.
Нёс заплетавшийся язык
всё ту же ерунду.
Виктор Голков

Однажды сбудется мой сон –
уверен я давно,
что превратится чад в озон,
и весь бензин – в вино.
Жить буду до ста двадцати
у Бога на виду,
и будет мой язык нести
всё ту же ерунду.


СМОТРЕЛОЕ

Но зачем-то тело в тебя смотрело,
и о чём-то пело, и чем-то ело,
а потом устало и село рядом
с прошлой жизни зарядом.
Марина Меламед

На тебя то тело в упор глядело,
и в виду имело, и песни пело,
и дуэтом пило, и а-каппело,
и а-ля Отелло. 


ПОДКОЛЁСНОЕ

И жалко мне тогда, что ностальгии
По мне не прокатилось колесо.
Лорина Дымова

Признаюсь, нынче жизнь – сплошная проза.
Как раздражает жизненный уют!..
Карениной судьба, и Берлиоза
Мне до сих пор покоя не дают.

Пока на рельсы падают другие
С от страсти перекошенным лицом,
Я всё мечтаю, чтобы ностальгия
По мне бы прокатилась колесом.

Но я живу надеждами благими,
Судьба мне говорит: «Не унывай!
Не торопись. И в Иерусалиме
Вот-вот уже появится трамвай».

 

ПИПЕЦНОЕ

…ни огонька, забор, канава, налево надпись «Горобец», «Большое Крысово» направо, прикинь, братан, вопще пипец, дорогой пару раз засели, но добрались; «сынок-то где?» – «сынок у доме», входишь в сени – фигак! – и сразу по балде.
Дмитрий Быков

Порою прихожу к поэтам, где декламируют отстой – что мне там делать, в месте этом, кричу себе: «Ужо постой». Я мата русского умелец, по сленгу – тоже крупный спец, но среди них один – Емелин – он, братаны, вопще пипец. Нет, я ему не возражаю, но как он, блин, берёт на понт, везде меня опережая – и про Стросс-Кана, и про фронт, такой писака этот хренов, мужик, конечно, озорной, но у меня-то есть Ефремов, не просто туз, а – козырной.

Дуэт наш, нынче много знача, бодрит и поднимает Русь, всех классиков переинача, вот-вот – и Бродским подзаймусь. Всё зарабатываю пóтом, газета держит, как в узде, а тут заскочишь к рифмоплётам – фигак! – и сразу по балде. Кричат: «Ты Быков – то да это, ты пишешь на потребу дня, позоришь звание поэта!». А я отвечу им: «Херня! Пока не требует поэта к священной жертве Аполлон, он весь, как “Новая газета”, дня суетою опалён. Для Родины, не для пиару, я – литератор-образец, прикинь, братан, возьму гитару, и будет всем вопще пипец!».


ЗАВЕТНОЕ

Водочку пить перестану,
Снизится сахар в крови.
Борис Камянов

В общем, решил я, и баста:
Надо здоровье беречь –
Мучает дикая астма,
Стала несвязною речь.

Я вам скажу без обману:
Чтобы не есть амарил,
Я завяжу, перестану –
Даже в стихах объявил.

Только не надо поэта
Сходу на слове ловить –
Нету такого завета,
Водочку чтобы не пить.