[an error occurred while processing this directive]
Иерусалимская Антология
Иерусалимский журнал №27, 2008

Моше Гимейн

ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЯ ЛИНИИ

Вот появляется черная точка на белом листе. Она как бы материализовалась из другого мира, который весь – белизна света, в наш материальный мир. Очевидно, зная его свойства и особенности, точка оделась в черный цвет. Черная точка. Но она пока плохо прочитывается, она закрыта, сжата. Трудно понять ее. Ее мудрость скрыта от нас, можно только гадать о ее внутреннем плане.

И вот она начала распространяться, скользить, летать, кувыркаться, стоять на месте, исчезать и вновь впрыгивать в плоскость листа. Она рассказывает.

Она – затылок, шея, рукав, рука, пальцы. Падает, взлетает, и это уже голова птицы, клюв. Кончик клюва дотрагивается до точки, из которой он вышел. Круг завершился. Но только первый. Будет еще один круг, прихотливый, как полет бабочки.

Человек перетекает в птицу. Птица – в человека. Птица – это душа человека. Или это то, что его ожидает, когда возвратится он в белизну листа и скажут ему: «Для того чтобы еще чему-то мог научиться, чего не успел в этой жизни, поживи птицей, цветком, женщиной, мудрецом».

Еще круг. Еще круг. Круговращение. Перевоплощение.
Бег линии. Где это происходит? В какой стране? В каком году?
Всегда.


Комментарии